ФЕДЕРАЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ РЕСПУБЛИКИ КОМИ

Вместе мы сила!


Хочешь скидки - закажи карту

Карта "Просоюзный ПЛЮС"

 

Схема проезда

Мы вконтактеТут представлена полная информация по картам, их получению и участнакам партнерам. 

НОВОСТИ

06.11.2019

Власти не вправе отказывать в проведении публичных мероприятий на Стефановской площади в Сыктывкаре, а также в радиусе 50 метров от входа в органы государственной власти и госучреждений Коми на основании общего запрета, прописанного в региональном законе. Об этом говорится в новом постановлении Конституционного суда (КС) России, опубликованном на его официальном сайте.

В заупокойном молебне отказано

Пункты 1 и 6 статьи 5 республиканского закона «О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий в Республике Коми» признаны не соответствующими Конституции РФ. Дело рассматривалось без проведения публичных слушаний. Решение КС основано на ранее вынесенных правовых позициях суда. Постановление было принято после изучения заявлений двух жительниц Коми, пишет РАПСИ.

Вера Терешонкова написала в своей жалобе, что подавала уведомление о проведении в июле 2017 года заупокойного молебна с предполагаемым числом участников 20-25 человек в память о жертвах Большого террора в СССР 1937–1938 годов на месте разрушенного 85 лет назад Свято-Стефановского собора в Сыктывкаре. Но администрация города не согласовала мероприятие, поскольку региональным законом Стефановская площадь была отнесена к местам, в которых императивным образом запрещается проведение каких-либо собраний, митингов, демонстраций и шествий.

Марина Седова в своем заявлении сообщила, что уведомляла власти о проведении в сентябре 2017 года перед зданием, занимаемым городской администрацией, митинга с предполагаемым числом участников 40–50 человек для обсуждения неудовлетворительной работы общественного транспорта в Сыктывкаре. Ей также было отказано в согласовании мероприятия на основании того же регионального закона, согласно которому в радиусе 50 метров от входа в здание, занимаемое городской администрацией, запрещено проводить публичные мероприятия

И Терешонкова, и Седова пытались в судах оспорить законность отказов, но те встали на сторону городской администрации, также ссылаясь на нормы регионального закона.

По мнению Терешонковой и Седовой, предусмотренный этой нормой абсолютный запрет, в том числе в выходные дни, на проведение собраний на Стефановской площади и вблизи органов власти не соответствует Конституции РФ и не отвечает допустимым условиям ограничения свободы мирных собраний.

У резиденций президента митинговать нельзя

По мнению КС, реагирование публичной власти на подготовку и проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований должно быть нейтральным и – вне зависимости от политических взглядов их инициаторов и участников – нацеленным на обеспечение необходимых условий для правомерного осуществления гражданами и их объединениями права на свободу мирных собраний, в том числе путем выработки четких правил их организации и проведения, не выходящих за рамки допустимых ограничений прав и свобод граждан в демократическом правовом государстве.

«Это не исключает установления ограничений (запретов), касающихся мест проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований», - подчеркивает КС. При этом указывает на формулировки статьи 8 федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», которыми запрещается проводить публичные мероприятия на территориях, непосредственно прилегающих к опасным производственным объектам и к иным объектам, эксплуатация которых требует соблюдения специальных правил техники безопасности, на путепроводах, железнодорожных магистралях и полосах отвода железных дорог, нефте-, газо- и продуктопроводов, вблизи высоковольтных линий электропередач, на территориях, непосредственно прилегающих к резиденциям президента Российской Федерации, к зданиям, занимаемым судами, к территориям и зданиям учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, в пределах пограничной зоны, если отсутствует специальное разрешение пограничных органов.

При этом КС отмечает, что регионы получают возможность устанавливать в своих законах дополнительные регламенты с учетом региональных особенностей, но не вступая при этом в противоречие с федеральными законами.

«Осуществляя такое регулирование, субъекты Федерации должны избегать вторжения в предметы федерального ведения и не полномочны имплементировать в законодательство процедуры и условия, искажающие само существо тех или иных конституционных прав, снижать уровень их основных гарантий, закрепленных в Конституции РФ и федеральных законах, а также самостоятельно, за пределами установленных федеральными законами рамок, вводить какие-либо ограничения конституционных прав и свобод, поскольку таковые – в определенных Конституцией РФ целях и пределах – может устанавливать только федеральный законодатель», - говорится в постановлении КС.

ЕСПЧ против общего запрета

Также КС принял во внимание и вынесенное Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) 30 апреля 2019 года постановление по делу «Каблис против России», в котором сказано, что общий запрет может быть установлен лишь когда он является более целесообразным средством предупреждения серьезного нарушения обычной жизни граждан, чем рассмотрение каждого случая организации публичного мероприятия в отдельности с учетом возможности сведения к минимуму соответствующих издержек – например, путем организации временных объездных маршрутов транспорта или принятия иных подобных мер.

«Наиболее заметно конституционная дефектность (погрешность) общего запрета проведения публичных мероприятий на Стефановской площади в городе Сыктывкаре ощущается применительно к религиозным обрядам и церемониям, которые по своим содержательным характеристикам существенно отличаются от схожих – по некоторым внешним признакам – публичных светских мероприятий, особенно если обряды и церемонии неразрывно связаны с религиозным объектом сакрального значения, что и имело место в деле Терешонковой», - сказано в постановлении КС

Общий запрет проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций в местах, расположенных в радиусе 50 метров от входа в здания, занимаемые органами госвласти Коми, по мнению КС, означает, по сути, введение непреодолимого барьера для реализации в этой республике права на свободу мирных собраний вблизи любых органов региональной и муниципальной власти, а также любых республиканских государственных. Оспоренные нормы признаны не соответствующими Конституции РФ. Законодателю Коми надлежит внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения, а до этого любой отказ в согласовании проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций на Стефановской площади в обязательном порядке должен содержать обоснование того, почему с учетом заявленных параметров конкретного публичного мероприятия его проведение вызовет реальную и неустранимую иным образом угрозу правам и свободам человека и гражданина.

Дела заявителей подлежат пересмотру, они также могут реализовать свое право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органами власти или их должностными лицами.

Больше можно, только осторожно

КС не первый год изучает нормы, регулирующие проведение собраний, митингов и демонстраций. Так в постановлении от 18 мая 2012 года 12-П/2012 КС указал, что организатор публичного мероприятия не может быть привлечен к административной ответственности за одно лишь формальное несоответствие заявленного и реального числа участников.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба жителя Тувы Сергей Каткова, который просил проверить конституционность части 2 статьи 20.2 КоАП, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» обязывает организатора публичного мероприятия в уведомлении органа власти субъекта РФ или местного самоуправления указать сведения о предполагаемом количестве его участников, а КоАП предусматривает ответственность организатора за нарушение порядка проведения публичного мероприятия.

Как следовало из материалов дела, в ноябре 2010 года Катков организовал шествие, приуроченное к Дню народного единства. В предварительном уведомлении он заявил участие в нем 150 человек, а по факту демонстрантов явилось в два раза больше. Мировой судья счел Каткова виновным в совершении административного правонарушения. Суды вышестоящих инстанций (районный и областной) оставили это решение в силе.

Тогда КС отметил, что сбор существенного количества людей в одном месте создает определенные риски, и организатор должен учитывать общественную активность, иначе властям невозможно будет оценить адекватность предполагаемого места проведения публичного мероприятия, а также принять необходимые и обоснованные меры по обеспечению его безопасности. Но указал, что само по себе превышение заявленной численности не является достаточным основанием для привлечения организатора мероприятия к административной ответственности, если нет реальной угрозы общественному порядку, безопасности участников публичного мероприятия и посторонних лиц, сохранности имущества физических или юридических лиц.

«В силу своей природы публичные мероприятия (собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования) могут затрагивать права широкого круга лиц - как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них непосредственно не участвующих, государственная защита гарантируется только праву на проведение мирных публичных мероприятий, которое, тем не менее, может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, предопределяемыми требованиями статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции РФ, на основе принципа юридического равенства и вытекающего из него принципа соразмерности, то есть в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», - говорится в постановлении КС от 18 мая 2012 года.

Выходные не помеха

В постановлении от 13 мая 2014 года №14-П/2014 КС отменил норму блокировавшую проведение публичных мероприятий, если срок уведомления о планирующемся шествии или митинге выпадал на «длинные» праздники. Поводом для обсуждения части 1 статьи 7 федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» стал активист петербургского «Мемориала», который хотел в январе 2012 года организовать шествие в память об убитых адвокате Станиславе Маркелове и журналистке Анастасии Бабуровой, однако не смог подать заявку в установленный срок (от 10 до 15 дней до предполагаемого мероприятия), поскольку эти дни приходились на новогодние каникулы.

Тогда КС признал оспариваемые нормы несоответствующими Конституции РФ и обязал внести в закон изменения, чтобы уведомление о проведении публичного мероприятия могло подаваться в последний рабочий день перед «длинными» праздниками, и чтобы, в случае, если это окажется невозможным, органы власти обеспечивали прием и рассмотрение таких уведомлений в нерабочие дни.

«Принимая во внимание, что для достижения целей публичного мероприятия дата его проведения может иметь особое значение, если данное публичное мероприятие неразрывно связано с этой датой или годовщиной определенного события, исключение как таковой возможности провести публичное мероприятие в избранный его организатором день – может рассматриваться как несовместимое с Конституцией РФ умаление права на свободу мирных собраний», - отмечалось в постановлении от 13 мая 2014 года.




 




ФНПР

 

Официальный сервер представительства ФНПР в СЗФО