ФЕДЕРАЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ РЕСПУБЛИКИ КОМИ - Криминализация пенсионной реформы

ФЕДЕРАЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ РЕСПУБЛИКИ КОМИ

Вместе мы сила!


Хочешь скидки - закажи карту

Карта "Просоюзный ПЛЮС"

 

Схема проезда

Мы вконтактеТут представлена полная информация по картам, их получению и участнакам партнерам. 

НОВОСТИ

02.08.2018

Федеральное правительство в лице Министерства труда и социальной защиты провело очередные консультации с работодателями и профсоюзами, на которых был рассмотрен проект плана по смягчению последствий т.н. пенсионной реформы. В нем, как стало известно телеканалу «Царьград», имеется пункт «о проработке вопроса усиления ответственности работодателей (вплоть до уголовной) за увольнение людей предпенсионного возраста». После обсуждения этот «криминальный» пункт остался в проекте плана.

Вернемся к криминализации предстоящих изменений. Сегодня неожиданно для всех министр труда и соцзащиты Максим Топилин заявил журналистами, что они «выдумывают уголовную ответственность для бизнеса» в то время, как у правительства «нет подобных планов». Возникает вопрос: зачем министр Топилин врет?

О том, что существует данный пункт в проекте плана «смягчения пенсионных изменений», в интервью РБК подтвердил председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук. «К этому пункту есть очень много вопросов, и его оставили для дальнейшего обсуждения. Решили дальше обсудить, посмотреть, потому что есть некие отсылочные утверждения, что если работодателя можно наказать уголовно за увольнение беременной женщины, то почему его нельзя наказать уголовно за увольнение ветерана труда предпенсионного возраста либо старшего возраста. Вот тут возник вопрос. Это позиция Минтруда», - отметил профсоюзный лидер.

Эту тему в программе «Пронько. Экономика» телеканала «Царьград» мы обсудили с еще одним участником данных консультаций - членом Общественного совета при Министерстве труда и социальной защиты Максимом Довгялло. Вот фрагмент этого разговора:

Юрий Пронько: Для меня непонятно, почему пункт, на мой взгляд, абсолютно бредовый об ответственности российских предпринимателей и собственников остался в повестке. Можете пояснить, как шло обсуждение и почему этот пункт сохранился?

Максим Довгялло: Действительно, этот пункт сохранился, несмотря на недоумение, которое высказывалось и стороной работодателей по этому вопросу, и представителями научного сообщества. Обсуждение шло довольно остро по одной простой причине. Все понимают, что поскольку емкость рынка труда по состоянию на сегодняшний день достаточно четко лимитирована, то, например, сохранение людей пенсионного возраста на рабочих местах, как показали исследования, проведенные работодателями, приведут к тому, что 80% выпускников вузов, которые шли на места, высвобождающиеся от пенсионеров, останутся без работы.

В этой ситуации, естественно, перед компаниями стоит достаточно острая дилемма: брать молодых специалистов, которые будут достаточное время работать и будут развиваться, или оставлять людей, которые являются профессионалами и которые в течение довольно короткого времени все равно выйдут на пенсию. При этом никаких стимулов, которые позволяли бы решить эту дилемму в условиях ограниченности емкости рынка, к сожалению, Минтрудом предложено не было.

Единственное, что и следовало ожидать, исходя из сложившейся практики был предложен деструктивный механизм: давайте будем наказывать за увольнение. К сожалению, никакой логики в этом, с моей точки зрения, нет.

Ю.П. Не просто наказывать, а привлекать к уголовной ответственности. На ваш взгляд, каковы перспективы этого пункта? Позже он будет аннулирован или может приобрести некое новое очертание, новую трактовку?

М.Д. Учитывая, что сегодня правительство не предлагает каких-либо альтернативных инструментов стимулирования сохранения рабочих мест пенсионерами, поскольку сегодня нет четкого понимания последствий того или иного решения, то такое решение, как уголовная ответственность, может быть очень привлекательно. Для регулятора. Потому что оно, в принципе, не требует никаких особых усилий, чтобы заставить работодателя работать с определенной группой людей.

Я думаю, тем не менее, в процессе принятия закона какие-то изменения, какие-то послабления возможны. Но сегодня говорить о том, как это будет выглядеть, достаточно сложно. Потому что никто не понимает даже среднесрочных последствий этого решения.

Ю.П. Странно, согласитесь, Максим, вносится законопроект, принимается в новом чтении, затем вносятся поправки, теперь уже об уголовной ответственности работодателя, а мы даже прогнозных показателей на среднесрочную перспективу не имеем от федерального правительства и от Министерства труда. Более чем странная ситуация.

М.Д. Безусловно, ситуация очень странная. Более того, в конце прошлой недели прошло заседание нескольких комитетов и комиссий РСПП, на которое были приглашены представители Минтруда, Рострудинспекции, Пенсионного фонда. Опять были поставлены вопросы о том, что хотелось бы увидеть расчеты о том, что, создавая условия для сохранения рабочих мест пенсионерам, мы выталкиваем с рынка труда наиболее активную в социальном плане и склонную к протестам массу молодежи.

Был задан вопрос, как просчитал Минтруд, как просчитало правительство последствия этого решения. И опять мы не получили никаких четких ответов. Было сказано: в свое время вы расчеты увидите. В такой ситуации очень сложно рационально обсуждать какую-либо проблематику, поскольку мы не получаем информации, и сегодня разговор о расчетах, разговор о прогнозе последствий выглядит как разговор слепого с глухим.

Ю.П. Подскажите, когда следующее заседание трехсторонней комиссии, что вы от нее ожидаете?

М.Д. Очередное заседание комиссии, посвященное пенсионной реформе, будет ближе к процедуре второго чтения, когда будет понятна структура поправок, согласованных правительством и администрацией президента. Я думаю, это осень. Ко второму чтению.

У нас у всех есть очень большая надежда на то, что все-таки, если не правительство, то администрация президента прислушается к тем опасениям, которые высказывались и Федерацией независимых профсоюзов России, письмо федерацией было подготовлено и направлено в адрес первого лица. Вопросы, которые задаются бизнесом, научным сообществом, мы очень надеемся на то, что какие-то ответы будут получены, и мы сможем, наконец, на всех площадках обсудить, куда мы идем и к чему стремимся.

Согласитесь, складывается более чем странная ситуация, когда высокопоставленный чиновник, который презентовал в парламенте предстоящую пенсионную реформу, министр труда Максим Топилин, отказывается от своих же предложений и обвиняет журналистов в том, что они «всё придумали». Зачем лжет господин министр? Почему другие участники консультаций говорят об обратном? Абсурдный пункт об уголовной ответственности по-прежнему остается в предложенном Минтрудом проекте.

В очередной раз можно убедиться в том, что предстоящие изменения в таком социально важном направлении, как пенсионная система, остаются сырым проектом.

Источник: Мировое обозрение




 




ФНПР

 

Официальный сервер представительства ФНПР в СЗФО